Мы в соц.сетях:
Запорожский Клуб новостей
TDK

Ридван Ибраимов: «Хочу своими глазами увидеть возврат Крыма»

Ридван Ибраимов: «Хочу своими глазами увидеть возврат Крыма»

Интервью получилось об истории крымско-татарского народа, современном Мелитополя и будущем Крыма

Почти Родина

- Расскажите о деятельности «Азат». 

- Комитет содействия возвращению крымских татар на историческую Родину «Азат» существует 24 года. Но душевная боль и стремление вернуться в Крым с нами еще с весны 1944-го, когда наших дедов депортировали из полуострова, желая уничтожить крымско-татарский народ и, по некоторым данным, сделать на всем побережье Черного моря «Святую Грузию».

Крымских татар вывезли из Крыма и расселили по Юго-восточной Азии и Сибири, не допуская создания крупных общин. Но примерно с середины 1950-хх, по возможности семьи стали перебираться поближе к Родине. Так, в 1956 мы оказались в Мелитополе, приехав с Урала. Мне было всего два года.

- Почему семья выбрала Мелитополь?

- Дедушка и его родители еще до депортации приезжали из Крыма в Мелитополь - привозили фрукты на продажу, покупали зерно. И дедушка предложил: давайте поедем в Мелитополь – там много зерна, мы с голоду не умрем – это было главное для человека, пережившего голодомор.

- Вернемся к работе «Азат».

- Во времена позднего СССР мы уже пытались добиться возвращения на родину. Так, в 1987 году активисты движения, в числе которых был и мой брат, и еще некоторые мелитопольцы, ездили в Москву на прием к Михаилу Горбачеву. Правда, разговора толком не получилось, Михаил Сергеевич отговорился, что тогда, в 1944 году, был еще слишком молод. Интересно, что пока делегация доехала до Москвы, здесь в Мелитополе уже всех уволили с работы.

Мы писали множество писем, поддерживали друг друга. Отмечу, что вся эта деятельность была бы менее эффективной без усилий и поддержки Мустафы Джемилева.

- Почему вы не уехали в Крым, когда появилась такая возможность?

- В 1989 или 1990 году, когда только «Союз нерушимый голодный и вшивый» распался, мы с Искандером и Миневер Идрисовыми сразу поехали в Крым. Зашли на прием к Мустафе Джемилеву – там была огромная очередь, но мы передали по цепочке, что здесь люди из Мелитополя, и прорвались. Прямо ему сказали: Мелитополь встает и хочет переезжать. «Нет, - услышали в ответ, - вы, дорогие, потерпите. Вы уже почти на Родине, вы совсем рядом, а нам надо вытаскивать тех, кто далеко». И мы остановились.

А потом случились девальвация, ухудшилось экономическое положение людей. Мало кто рисковал бросить все и уехать. 

- Что комитет делает сейчас?

- Сейчас у комитета несколько направлений деятельности. Мы оказываем помощь крымско-татарским батальонам на границе с полуостровом, вот недавно, благодаря помощи мелитопольцев, передали им продукты. Помогаем тем, кто выезжает из Крыма. Часто бывает, что после выезда на материк, у человека нет документов – мы тогда восстанавливаем паспорт, помогаем обустроиться. Поддерживаем крымско-татарский народ, чтобы они не боялись, не сдавались и не сотрудничали с РФ.

18 мая, в День депортации, мы ездили на границу с Крымом. Вместе с председателями Меджлиса, чиновниками подошли прямо к границе, к «колючему дроту». И с той стороны я увидел своего знакомого. Он фотографировал нас всех. Я тогда сказал ему: Коля, даже если меня здесь застрелят, мои внуки будут гордиться моим именем. А что ты скажешь своим детям?

- Возможен ли сейчас возврат крымских татар на полуостров?

- Въезжать в него надо с опаской и только тем, кто уверен, что сумеет вернуться на материк. Потому что Россия подбирает «всех и вся». Я точно знаю, что если я заеду в Крым, то меня не выпустят. Но Крым – это часть Украины. Да и сколько там осталось Путину - это колосс на глиняных ногах. Надо немножко подождать.

- То есть крымские татары, которые не покинули полуостров, ждут, когда Крым снова станет украинским?

- Да!

99,9 процентов терактов - это работа власти

- А как вы попали в «Самооборону Мелитопольщины»?

- Что такое «титушки» и «зеленые человечки», крымским татарам очень хорошо известно. Поэтому, когда в Мелитополе появилась угроза повторения крымского сценария, мы приняли решение бороться за город. В составе организации есть десять «публичных» лиц и еще около семидесяти тех, кто «светиться» не хочет, но в случае необходимости в считанные минуты прибудет на место конфликта. И заслуга каждого из нас есть в том, что над Мелитополем не поднялся триколор.

-Тем не менее, сейчас в мусульманской общине Мелитополя наметился некий раскол. Прокомментируйте.

- Сейчас есть много религиозных течений мусульман - сунниты, шииты, ваххабиты и Хизб ут-Тахрир. В Мелитополе, слава Богу, они существуют мирно. 

- Но молятся в разных местах.

- Я не могу пойти в мечеть (на Интеркультурной. – Ю.О) – она осквернена, там произошло убийство. Да, собственно, это и не то место, которое мы хотели. Еще с Сергеем Вальтером я об этом разговаривал, но он возмутился: «так что теперь мне каждому мусульманину по мечети строить». Но, слава Богу, нам дали здесь участок (на ул. Чайковского. – Ю.О). Конечно, работы много, и с документами еще надо повозиться, но с Божьей помощью, надеюсь, все преодолеем.

- Сейчас в мире набирают обороты радикальные исламистские течения. В частности, в России представителями различных организаций совершаются теракты. Как, по-вашему, если ли подобная угроза в нашем регионе?

- 99,9 процентов терактов - это работа власти. На борьбу с терроризмом удобно списывать репрессии, ограничения и запреты. А самый главный террорист – это Владимир Путин. Это на его счету (не скажу совести, поскольку совести там нет) все эти теракты. Тому есть уже и готовые доказательства (вспомните, как ФСБ-шники заносили мешки с гексогеном в позже взорвавшийся дом). Причем, не только в России. Даже последние теракты во Франции, по моему мнению, организованы Путиным. Пусть этот человек задумается, что он заберет с собой в мир иной!

- А есть ли политики или общественники, которых вы считаете примером.

- Это Мустафа Джемилев, безусловно. Также Гульнара Бекирова, Ленур Ислямов – он самый смелый из крымских татар, не считая, конечно, нашего Дилявера Сейтумерова (мелитополец, который прославился на всю страну после того, как его, не крупного, в общем, мужчину, впятером пытались остановить полицейские во время акции на границе с аннексированным Крымом. – Ю.О.). 

Также хочу отметить заслуги команды Ленура Люманова, председателя регионального меджлиса Херсонской области.

- А кого из президентов вы считаете лучшим и худшим?

- У меня была ставка на Виктора Ющенко. Даже на последних выборах я надеялся, что он будет Президентом.
А что касается Виктора Януковича, то мне в бытность его главой государства должны были грамоту давать. Так я не пошел. Янукович – не мой кумир по многим причинам, но еще и потому, что он без уважения относился к своей жене

- Кто из мэров Мелитополя был, по-вашему, лучшим, кто худшим?

- У меня остались агитационные брошюрки каждого из градоначальников. Да и лично я их помню неплохо – от Бориса Крючкова, который стучал кулаком по моей машине и требовал снять с нее номера за то, что я по его же письменному разрешению торговал на территории рынка. Мне нравился Василий Ефименко. Что касается худших, то о мертвых плохо говорить нельзя. 

- Как вы оцениваете конфликт в горсовете: преобладают объективные противоречия, политика или противостояние двух лидеров?

- По-моему этот конфликт наигранный. Чем больше в Мелитополе будет расшатана ситуация, тем больше у «Оппоблока» будет «медалей», которые они получают именно за это. 

Евгения Балицкого выбрал народ. Да, я лично за него не голосовал, но его выбрал народ. И раз это произошло, то я его приветствовал бы как депутата, если бы он работал для города. 

Что касается Минько, то я рад за него. Не буду забегать наперед, но думаю, что потом скажут, что Сергей Минько был лучшим мэром.

- Каким вы видите разрешение конфликта во власти: компромисс или перевыборы?

- Конфликт можно разрешить, если у них (у «Оппоблока». – Ю.О) появится еще несколько «иуд», как называет депутатов, вышедших из фракции, Евгений Балицкий. Если еще несколько депутатов начнут поддерживать мэра, то город вполне сможет эффективно работать и без оппозиционеров.

«Все на этой земле берем у Бога в аренду»

- Какие события в своей жизни вы считаете наиболее знаковыми?

- Самым радостным был для меня распад Советского Союза. Вот смотрите, я был секретарем комсомольской организации и то не знал, куда шли деньги партии. И никто не знал. Я даже у Петра Симоненко спрашивал, когда он к нам приезжал, где деньги партии? Если ответишь, я рядом с тобой стану, агитировать буду. Не ответил.

А если серьезно, то после распада СССР я понял, что закончилось время репрессий.

О личном

- Что вы готовы рассказать «на публику» о своей семье и о Вашем семейном благосостоянии.

- С женой мы в разводе. Есть дети и четверо внуков.

Бизнес начинали вместе с Хасимом Меметовым – первый коммерческий магазин в городе. Но потом отошел от большого бизнеса. Было кафе «Ольвия», потом я его продал. Мне много не надо. Мы все на этой земле берем у Бога в аренду. А в иной мир уходим пустыми. Сейчас мой доход – это пенсия и небольшое фермерское хозяйство.

- На каком автомобиле вы ездите?

- Нет автомобиля. Продал несколько лет назад.

- Где в последний раз отдыхали и во сколько это обошлось?

- В позапрошлом году ездил в Турцию на конгресс крымских татар. Это считается? А так в Кирилловке, например, 14 лет не был.

- Какая покупка в семье в прошлом году была самой дорогой.

- Телефон за 1200 гривен.

- Какой досуг Вы предпочитаете?

- Люблю смотреть исторические и документальные фильмы, но в кино не хожу.

- Какую из прочитанных за последнее время книг можете выделить? Почему?

- В основном читаю религиозную литературу.

- Какие у Вас планы на будущее – личные, семейные, деловые которыми вы готовы поделиться?

- Главный план: своими глазами увидеть возвращение Крыма, и чтобы это отпраздновали крымско-татарский народ и украинцы вместе.

 

Источник: mv.org.ua

09.08.2017 22:47
664

видеоматериалы

фото дня