Мы в соц.сетях:
Запорожский Клуб новостей
TDK

Вечное уродство запорожского «Шанхая»

Вечное уродство запорожского «Шанхая»

В Запорожье будет еще больше киосков, а уличной рекламы не убавится. Чиновники и коммерсанты не хотят расставаться с легкими деньгами

Через десять тысяч лет, ковыряя развалины Запорожья, археологи будущего назовут начало 21го века «культурным слоем рекламы и ларьков». Бесконечные щиты, киоски, вывески, ларьки, выноски стали главной приметой нашего времени

Благородное собрание

На минувшей неделе депутаты, чиновники и бизнесмены решили объявить войну незаконной рекламе, которая заполнила город и загадила наше аккуратное чистенькое Запорожье до самых краев. Собравшимся за круглым столом показали много красивых слайдов, на которых были фотографии наиболее типичных нарушений, и заявили, что будут бороться со всем этим безобразием. Начинать решили с двух исторических районов – Соцгорода и «старого Александровска». Потому что из них можно сделать коммерчески привлекательный продукт для туристов – только сначала надо немного «поскрести». Деньги сейчас Запорожью очень нужны. И от туристов, и от наружной рекламы, которую надо легализовать.

Кто все эти люди, которые собрались очистить город, и чего они хотят?

Один из вдохновителей темы – глава депутатской комиссии по этике, законности и борьбе с коррупцией Андрей Согорин. На выборы он шел, как военный, баллотируясь «прямо из окопа». Но до мобилизации Андрей в течение долгих лет занимался рекламным бизнесом в фирме своего отца, владельца ООО «Реклама Сервис-Украина». Поэтому мы решили расспросить Андрея Анатольеича, как он будет совмещать борьбу с семейным бизнесом.

– Что вы планируете делать в ближайшее время?

– Если говорить о практических шагах – то стоит для начала уменьшить размеры имеющихся рекламных щитов. Раньше рекламисты каждый год, подавая заявление на пролонгацию разрешений по размещению наружной рекламы, писали – «прошу разрешения увеличить площадь рекламной поверхности», то на одном щите, то на другом. Вопрос об увеличении площади решался с первым заместителем мэра Свиркиным. В итоге площади «наружки» увеличились. Теперь надо откатывать этот процесс назад.

– Вы же не только депутат горсовета, но и заместитель директора в ООО «Реклама-Сервис-Украина». Вы не видите здесь конфликта интересов – что депутат и глава депутатской комиссии, совладелец фирмы-оператора, будет заниматься регуляцией рынка?

– Конфликта интересов здесь нет. Я не являюсь совладельцем фирмы, ею единолично владеет мой отец. На выборы я шел не в качестве замдиректора, а как замкомвзвода Нацгвардии. Сейчас, после дембеля, я докторант в Классическом приватном университете. Если от меня будут зависеть какие-то решения, затрагивающие интересы предприятия, то я заявлю о конфликте интересов и устранюсь от принятия решения согласно закону. К тому же, в историческом центре города, с которого планируется начинать, у «РекламаСервис-Украина» почти нет щитов – наша реклама стоит больше на въездах в город.

– А чьи биг-борды находятся в старом Александровске и Соцгороде?

– Коммунальные, Запорожского городского инвестиционного агентства и ООО «Лат» Юрия Ловичкова. Кстати, Ловчиков намного серьезнее относится ко всей этой теме, чем я. Он уже хочет разбираться с выносной рекламой, рекламными щитами магазинов на стенах домов, фасадами, общим дизайном.

Мы преследуем свой интерес, мы бизнесмены

После кофе с Андреем Согориным пришлось пить чай уже с Юрием Ловчиковым. Простые запорожцы привыкли к «экстранзитовцу», как к одному из отцов-основателей запорожского КВНа, ведущему фестивали запорожских юмористов. Между тем, Юрий Анатольевич уже много лет руководит рекламным бизнесом в фирме «ЛАТ» и заодно возглавляет местное отделение Всеукраинской ассоциации операторов наружной рекламы. Как выяснилось в ходе общения, взгляды на будущее отрасли у Ловчикова и Согорина несколько отличаются.

– Юрий, ну вот вы собрались на круглом столе, рассказали о своих планах. Что дальше будете делать?

– Мы хотим выработать некие общие правила игры между рекламистами и городской властью. Надо понять, какими путями будет развиваться город, каким должно быть его лицо. И тогда уже, на основании общего видения, вводить новые стандарты наружной рекламы. Я не скрываю, что мы преследуем свой интерес. Мы бизнесмены, которые хотят, чтобы реклама стала органичным элементом города. Тогда она будет заходить в сознание людям легко и непринужденно, станет более эффективной, за нее будут больше платить рекламодатели.

– Запорожью часто ставят в пример другие города, где ситуация более менее отрегулирована. Как обстоят дела с наружкой, к примеру, в Одессе или во Львове?

– Есть два главных подхода. При одном вырабатывается некий единый фирменный стиль для всего города или для его разных частей, и от рекламистов требуют вписываться в него. Например, в Одессе есть концепция «уличной мебели», когда рекламу допустимо размещать на урнах и скамейках, на которых есть специальное пространство для этого. Существует и второй подход – с зонированием города. Есть зона «ноль» особой исторической ценности, где рекламы не должно быть вообще. Дальше идут зона «1», допускающая ситилайты с размерами 1,2 на 1,8 метра, зона «2» со щитами площадью до восьми квадратных метров, и зона «3», где можно ставить все, что угодно. А вообще, бывает и хуже, чем у нас в Запорожье. Вон, в Донецке, например, до войны в порядке вещей были «арки» над улицами – металлическая конструкция, на которой висят три щита в одну линию.

– Часто говорят, что 90 процентов рекламы в городе размещены незаконно. Это художественное преувеличение или нет?

– Если говорить о бигбордах и ситилайтах – то 95 процентов их установлены совершенно законно. Но ведь есть и множество других видов рекламы. Есть не очень законные доски на столбах, есть растяжки на контактной сети. Есть выносные «раскладушки», которые ставят перед магазином или банком на тротуар, и о которые спотыкаются люди. На такие «раскладушки» надо оформлять разрешение, но никто этим не занимается. Есть лукавство – дорожный знак, который указывает, сколько ехать до мэрии, например, а сколько – до магазина обуви. Есть просто незаконная расклейка объявлений по всем столбам и заборам.

Заполонили под шумок?

Если о проблеме избыточной рекламы только начинают говорить, то проблеме киосков в Запорожье уже скоро исполнится год. Мало их или много? А сколько надо? Сейчас городская власть наложила мораторий на выдачу паспортов привязки – главного документа, который нужен предпринимателю, решившему поставить на какой-то пятачок еще один ларек. Новые хозяева города решили разобраться, сколько сейчас в городе МАФов стоит фактически, сколько из них нелегальных, и сколько еще могут поставить.

Около года назад запорожские предприниматели подписали меморандум с городской и областной властью. Малый и средний бизнес хотел открыть несколько десятков киосков с продукцией местных производителей. Город обещал помочь с оформлением паспортов привязки, область – с подключением к электроэнергии. А уже летом началась муть. Под действие меморандума попал «Бердянский мясокомбинат», который является дочерним предприятием харьковских «Салтовских колбас». На местах, отведенных бердянцам, начали появляться киоски других фирм, да и вообще, МАФы начали появляться повсюду.

В кулуарах запорожской мэрии говорят, что переходным периодом в октябреноябре, когда все занимались выборами, воспользовался тогдашний директор департамента архитектуры Андрей Акрытов. Мол, чиновник чуть ли не открыто продавал паспорта привязки, и сейчас невозможно установить, сколько их выдано. А ругают все «Купуй Запорізьке», которое на виду.

Один из инициаторов «Купуй Запорізьке» Алексей Пучков уверен, что правил они не нарушали, и терпеливо ждет, пока ситуация прояснится.

– Сейчас в городе по весне новые киоски появляются как грибы после дождя. С чем это связано?

– Те, кто получал паспорта привязки в предыдущие годы, испугались новостей о грядущей инвентаризации и решили застолбить места за собой. Если человек поставит киоск с паспортом, то аннулировать паспорт можно только через суд. И вряд ли судья вынесет решение в пользу города. Непосредственно у движения «Купуй Запорізьке» на руках около 50 паспортов привязки. Из них киосками заняты лишь двадцать мест.

– Я сейчас смотрю на количество киосков «Салтова» и «Бердянских колбас» по городу и кажется, что запорожцы едят колбасу с утра до вечера. Зачем городу столько мясных магазинов?

– Я не интересовался, как у них дела со сбытом, но, на мой взгляд, люди просто устали работать с супермаркетами. Потому что в крупных торговых сетях требуют такую отсрочку по платежу, что поставлять им свой продукт просто невыгодно. При ценах на колбасу и их оборотах получится, что колбасники дали супермаркету беспроцентный кредит на несколько миллионов – и денег на развитие бизнеса у производителей не остается. Поэтому людям выгоднее строить свою сетку сбыта.

Надо дать людям заработать

Сложно ожидать, что Алексей Пучков будет критиковать колбасные киоски – хлеб в них продается как раз от его фирмы «Урожай». Зато коллега Пучкова по «Купуй Запорізьке» Ирина Лех не связана бизнес-интересами.

– Мы настаиваем на том, чтобы результаты инвентаризации
МАФов по всему городу были известны не только городской власти, но и громаде Запорожья. По нашим данным, те же «Бердянские колбасы» начали переуступать свои паспорта привязки другим фирмам. Безусловно, с увеличением числа киосков нужно разбираться. Но одновременно с этим, где еще людям сегодня получать зарплату? На заводах идут сокращения, денег в городе все меньше. Кто даст им заработать? Я всегда была противником стихийной торговли, и на координационном совете по предпринимательству я всегда требовала от власти бороться со «стихийкой». Сейчас я считаю, что пусть зарабатывают – и в «стихийке», и в МАФах, – говорит Ирина Лех.

При этом, собственный проект, «Купуй Запорізьке», Ирина Ивановна считает удачным независимо от всех претензий в его адрес. По ее словам, предприниматели из других областей живо интересуются механизмом меморандума и думают, как реализовать его в своих городах.

Подведем итоги

Сейчас наши рекламисты относятся к проблеме избыточной рекламы несколько философски – и пока дойдет до выработки общих с властью «правил игры», последняя может и поменяться. А киосочники, по всей видимости, будут еще плодиться и размножаться. Если коррупция на рынке наружной рекламы возможна лишь «единоразовая», при установке новых щитов, то МАФы «доить» намного проще. За то, что они стоят неправильно, что запитаны электроэнергией не по правилам, что водоснабжение не подведено.

В той же Европе киоски стоят на улицах, оформленные в едином стиле и с точным расчетом спроса – и среди местных жителей, и среди приезжих туристов. У нас же МАФами стремятся заполнить все возможное пространство, опасаясь еще и конкурентов. Мол, если я не влеплю на этот пятачок сегодня свою точку с шаурмой, то завтра ее займет мой соперник. Сейчас мы еще не до конца ощущаем весь объем проблемы, которую создаем себе и своим детям – запорожцы слишком заняты вопросами выживания. Но уже лет через 10 придется выбирать, что нам нужно в городе – очередной грязноватый киоск с шаурмой-пивом или чистая аккуратная улица, которую не стыдно и приезжим показать.

Коммунальный монополист в шоколаде

Общий оборот рынка наружной рекламы в Запорожье достигает 15 миллионов гривен в год. Из них около пяти приходится на плоскости коммунального предприятия «Запорожское городское инвестиционное агентство» (далее «ЗГИА»), которое владеет примерно четвертью щитов в городе. При этом, коммунальщики не платят за свои поверхности обязательный сбор за пользование землей под рекламными конструкциями. Одновременно с этим, с конца 2012-го года КП снимает этот же сбор с частных рекламистов. Полученные деньги, около трех миллионов гривен в год, поступают не в городской бюджет, как происходило раньше, а на счет «ЗГИА». Часть денег передается на «оборонные нужды» в область, а остаток используется городской властью для разных экстренных побочных затрат. Сколько при этом «прилипает» к рукам чиновников – толком не знает никто, КП считается одним из самых «жирных» в городе. Также «ЗГИА» негласно пользуется преференциями при получении разрешений на установку новых щитов

А как у них?

По сравнению с другими городами Украины, Запорожье относится к «середнячкам». Наш город загроможден киосками меньше, чем Днепропетровск или Киев, но больше, чем Харьков или Одесса. При этом, у Запорожья нет своего подземелья – сети метрополитена, подземных торговых центров или хотя бы достаточного количества подземных переходов. В других городах малый бизнес активно обживает переходы и/или метро, «выплескиваясь» наружу лишь в столице – там сейчас только центральные станции метро не находятся в окружении лабиринта киосков.

«У нас хватает киосков под землей, в подземных переходах и в инфраструктуре метро. А на открытом воздухе сложно заводить свой бизнес – Геннадий Кернес «выпускает на поверхность» только своих», – говорит фотограф Валерий Агеев из Харькова. В том же Львове с МАФами боролись более пяти лет, и сейчас от них освобожден лишь исторический центр, ценный для туристов, а спальные районы по-прежнему заполнены киосками.

Автор: Сергей Сидоров

Источник: Z-city

18.04.2016 15:39
723

видеоматериалы

фото дня